10 главных ошибок родителей от семейного психолога катерины мурашовой

«Чудовища»

Однажды ко мне пришли родители без ребенка и сказали: «Нам очень стыдно это говорить, но мы воспитали чудовище». А «чудовища» при них нет. Я спрашиваю: «Сколько лет чудовищу?» Они говорят: «Тринадцать». Первое, что я подумала – то, с чем я не работаю, это наркотики. Я спрашиваю: «Наркотики?» Они говорят: «Нет». Я говорю: «Алкоголь?» Они говорят: «Нет». Я говорю: «Криминал?» Они говорят: «Нет».

Что же сделало «чудовище»? Родители работали, ребенка воспитывала бабушка. Бабушка водила в кружки, бабушка забирала из школы. Были прекрасные отношения, но бабушку разбил инсульт. Бабушка не умерла, но ходить не могла. За несколько дней до того, как родители пришли ко мне, отец увидел через дверь, что ребенок вынес бабушке горшок и просит за это рубль… Он даже сыну ничего не сказал, потому что пришел на кухню, выпил стакан валерьянки.

Родители говорят: «Мы, собственно говоря, даже не знаем, зачем мы пришли». Я спрашиваю: «Ребята, а вы за оценки платили когда-нибудь?» Они отвечают: «Да, в четвертом классе так было, кто-то посоветовал, платили. Сначала было лучше, а потом всё вернулось обратно, и мы перестали». Они сами показали ребенку, что товарно-денежные отношения в семье возможны.

Существует единственно верная модель воспитания

Популяции нужны дети, которые умеют тщательно выполнять инструкции, но нужны и те, кто способен их нарушать. Единственный критерий, на который стоит опираться при воспитании, — это вы сами. Что делать, если в воспитание вмешивается старшее поколение? Например, вы запрещаете дочери играть со своей косметикой, но она идет к свекрови, и та дает ей свою. Как в таком случае устанавливать границы?

Надо понимать, что бабушки и дедушки — что бы они ни говорили — абсолютно правы, потому что неправильных моделей просто не бывает. Более того, по одной из таких моделей уже воспитали вас. Нужно не бояться сказать им: «Спасибо вам, дорогие, за ваше мнение, но это моя семья и мой ребенок, и он будет делать так, как принято у нас. Но вам спасибо, потому что вы правы». Будет граница: косметику свекрови брать можно, мою — нельзя. Никакого разрыва шаблона в головах у детей не произойдет.

Моя старшая дочь в пять лет была абсолютно самостоятельным ребенком. На выходные я возила ее к бабушке и прабабушке. Прабабушка, которая меня вырастила, после перенесенного инсульта перестала меня узнавать. Зато мою дочь она узнавала прекрасно, и, более того, когда я ее приводила, она как будто включалась и совершенно по-другому себя вела. Это выглядело так: открывается дверь, моя самостоятельная дочь входит в коридор, ложится на спину, поднимает кверху ноги и говорит: «Ты, Галя (это моя мама), снимай с меня сапожки, а ты, буля (сокр. бабуля), неси булочки с корицей». Я начинаю смущенно намекать, что, может, если не руки помыть, то хотя бы раздеться сначала, а потом уже булочки. На что моя бабушка, шаркая тапками, с подносом булочек в руках мне отвечает: «Пусть ребеночек первую булочку съест в коридоре, что плохого?» И забрасывает туда булочку. Что я могла возразить воспитавшей меня женщине, которая меня уже не узнает? Мне оставалось только выйти за дверь и исчезнуть.

Через два дня я получала своего ребенка, и, как только она перешагивала порог, по щелчку включались те границы, по которым она жила дома. Дети умеют различать границы, главное, чтобы они были ясно очерчены. Наша задача — сообщить ребенку, в какой мир он попал, и сформировать свою модель воспитания.

Страдания молодой мамы

Психологическая общественность уже перешла «от Тредиаковского к Пушкину». Теперь появилась проблема выбрать среди этого что-нибудь вменяемое. У молодой мамы возникает вопрос, например, как лучше уложить детей спать. Она идет в интернет, там написано: ребенок должен спать только с матерью, это физический контакт, спокойная мать, ребенок в любой момент может поесть, мать контролирует ситуацию, а ребенок слышит ее сердцебиение, и вообще странно, что кто-то говорит о чем-то другом.

Молодая мама открывает другую ссылку. Там написано: спать только отдельно. Английские аристократы детей клали спать отдельно, у вас есть какие-то претензии к английским аристократам? Мать высыпается, ребенок приучается к режиму, у матери быстрее восстанавливается сексуальная жизнь

Кто сказал, что это не важно?

Мать в растерянности: вот – ребенок, вечером его надо куда-то уложить. Это проблема, которая стоит перед многими родителями. Пометавшись, некоторые родители приходят к мысли: невозможно удовлетворить всех этих экспертов, поэтому мы должны просто посмотреть и выбрать, как лучше. В конце концов, нужно выбрать какое-то мнение. Выберем того, кто кажется вменяемей, назначим его экспертом и будем делать, как он скажет. Выглядит это душераздирающе.

Я работаю в обычной муниципальной поликлинике Санкт-Петербурга. Когда я была маленькой, были популярны фильмы про Фантомаса. Это – злодей в маске, за которым гоняется журналист.

Составляем характеристики

Характеристика учитывает качественные, а не количественные показатели. Что толку, что папа готов ежедневно по два часа заниматься с ребенком, если спустя 15 минут они начинают обзывать друг друга, а потом до вечера дуются в разных углах квартиры? Бесполезно призывать их «взять себя в руки» и «успокоиться», несовпадение темпераментов в данном случае может сыграть роковую роль.

Возможно, вам будет сложно объективно оценить свою готовность заниматься с ребенком. В этом вам поможет следующий список: анализ коммуникаций.

Анализ коммуникаций

Катерина Мурашова рассказала о результатах собственного небольшого эксперимента, который провела с семьями подростков, которые консультировались у нее как у психолога. Она подчеркнула, что это были обычные благополучные семьи, то есть все сибмамы могут смело экстраполировать их результаты на себя.

— И это еще не беда, – подчеркивает Катерина Вадимовна, — за 11 минут можно сказать и выслушать очень много.

Беда в том, что из этих 11 минут…

В качестве примера Катерина Мурашова привела два примера из жизни.

История про тапки

— Однажды ко мне на консультацию пришла женщина, которая родила дочку довольно поздно, как говорят, для себя. Ребенку было всего два с половиной года, но мама была обеспокоена, что она «что-то делает не так».

Как выяснилось, сформулировать проблему женщина не могла. И тогда Катерина Вадимовна предложила ей записывать все разговоры с ребенком на протяжении дня. Клиентка согласилась, однако на повторную консультацию уже не пришла. Катерина Вадимовна столкнулась с ней случайно, спустя некоторое время. Женщина горячо поблагодарила психолога за помощь.

— За что, я же ничего не сделала! – удивилась психолог.
— Вы знаете, когда я записала все, что говорила дочке за день, то в списке 128 раз оказалась фраза «надень тапки», — объяснила женщина.

История про костюм

Вторая история уже из личного, а не профессионального опыта Катерины Вадимовны. В детстве она дружила с соседским мальчиком – талантливым музыкантом, но, как это бывает с талантливыми людьми, крайне рассеянным в быту человеком. В воспоминаниях девочки осталась его громогласная мама, которая постоянно напоминала ему аккуратно повесть концертный костюм, который она так долго наглаживала.

— Спустя какое-то время мы подросли, — вспоминает Катерина Вадимовна, — и «репертуар» его мамы несколько изменился. Теперь она кричала: «Лева, к тебе пришла девушка, а у тебя опять костюм валяется!».

Прошли годы, юноша стал музыкантом и уехал из страны. Теперь у него много концертных фраков, и уже не страшно, если один из них изомнется или испачкается. Вот только маму теперь навещать получается нечасто, в основном во время гастролей. Навестила бывшую соседку и Катерина Вадимовна и, желая развеселить пожилую женщину, напомнила, как та постоянно напоминала сыну о бережном отношении к концертному костюму. Внезапно мама музыканта расплакалась.

— Боже мой, Катя, ведь он был таким интересным мальчиком, с ним о стольких вещах можно было поговорить! А я все время говорила ему про этот костюм… И ведь ничего уже не вернуть!

Это подводит нас к последнему пункту, который следует обдумать при определении индивидуальной программы.

Установление границ

– Если родители уже совершили ошибку установления границ, это можно исправить?

– Конечно. Установление границ возможно в любом возрасте. Более того, поскольку это очень примитивная и очень экстравертная программа, она хорошо поддается психотерапии. Если вам достался такой супруг, то это – не повод разводиться. Дело в том, что, если границы не поставлены, у человека не формируется человеческого способа установления границ. Мы же ставим границы на протяжении всей жизни.

Вы пришли на работу в новую контору, что вы делаете первым делом? Если вы курите, вы выясняете, где тут курят. Вы же не пытаетесь закурить на рабочем месте, вы спрашиваете, где тут курят, как всё устроено, как начальник относится к опозданиям. Это – человеческий способ установления границ.

Программы и манипуляции

– Когда ребенку говорят не идти в лужу, а он упорно идет, как можно с ним бороться?

– Это – работа биологической программы. Официальный вопрос этой программы «что будет?», неофициальный – «как далеко я могу зайти?» Для того, чтобы продемонстрировать, что можно сделать, нужно каждый раз отвечать на этот вопрос.

У меня на столе лежат четыре вещи: два диктофона, кружка и бутылка воды. Если бы тут был ребенок, для него не было бы разницы между этими вещами, заработала бы программа. Ребенку нужно было бы всё. Вы можете представить себе семью, которая скажет, что все эти предметы не являются игрушками, давать их ребенку нельзя? Можете представить себе семью, которая даст поиграть с бутылкой? Можете представить себе семью, которая даст поиграть в бутылку с кружкой, но не даст диктофоны? А также семью, которая скажет: «Господи, отстань, возьми всё и играй»?

Все четыре семьи абсолютно правы. То есть они все правы на сто процентов. Возьмем «бутылочную» семью, которая сказала, что это можно, а диктофоны не дала. Наш ребенок поиграл с водичкой, а теперь ему нужно выяснить, нельзя ли всё-таки получить диктофоны тоже? Программа заработала.

Способов получения диктофона у него три. Первый способ – это прямая агрессия: «Дай! Дай! Дай!» В семье позеленеют, испугаются и дадут. Второй способ для детей с более слабой нервной системой – это нытье: «Ну мамочка, ну пожалуйста, ну на одну маленькую минуточку…» Что скажет мать? «Возьми, только успокойся».

Наконец, третий способ – это манипуляция. Один и тот же ребенок приходит к папе и говорит: «Папа, ты знаешь, мне так хочется, а бабушка говорит, что нельзя». Потом этот же ребенок приходит к бабушке и говорит: «Бабушка, так сильно хочется пирожка, а папа не разрешает». Ребенок испробует все три способа. Если какой-то закрепляется, то он и работает дальше.

Родители должны, исходя из своих собственных интересов, определить, что из этих предметов они дают ребенку, а что не дают, сообщить об этом ребенку, и выдержать все его попытки получить что-нибудь еще.

– Выдержать битье головой об стенку?

– Я вас уверяю, битье головой об стенку происходит недолго.

Восемь часов без гаджетов

– Когда-то я была исследователем, научным сотрудником, поэтому экспериментатор во мне иногда поднимает голову. Этот эксперимент был совершенно не первым и не самым интересным, и вообще к науке он имеет весьма опосредованное отношение. Но вот почему именно он «выстрелил»? Наверное, совпал с общественным запросом.

Катерина Мурашова

– В чем состояла суть эксперимента?

– Условия были очень простыми. Со знакомыми мне подростками от 11 до 18 лет, большей частью из клиентов моей поликлиники (Екатерина Мурашова работает детским психологом в городской поликлинике. – Прим. ред.), я договорилась, что они проведут восемь часов в одиночестве, не используя никаких электронных приборов, среди которых радио, телевизор, компьютер, плеер, в общем, всё, что производит электронные сигналы.

Всё остальное было в их распоряжении: книги, музыкальные инструменты, игры с животными, одинокие прогулки, приготовление обеда, уборка в комнате и вообще всё, что угодно.

После этого участники эксперимента должны были предоставить краткий отчет о том, как они прожили эти восемь часов.

Все они были мотивированы и абсолютно уверены в том, что проведут эти восемь часов совершенно свободно. У каждого был план, что он будет делать. Допустим, сначала я приберусь в комнате, потом приготовлю поесть, потом помоюсь в ванной, потом почитаю книгу. Поскольку это были каникулы, то речь не шла о приготовлении уроков, но кто-то собирался что-то почитать и даже порешать задачи. Всего в эксперименте приняли участие 68 человек. Из них только три довели эксперимент до конца, остальные прервали на разных этапах. Подавляющему большинству одиночество оказалось не под силу. Таким результатам удивились все, включая самих подростков.

– А вы ожидали такой результат?

– Я ожидала, что какое-то количество детей прервут эксперимент, а остальные расскажут мне о сложностях, с которыми они встречались и которые они преодолели. Ожидала, что прозревшие дети скажут мне: «О, как мы действительно привязаны к нашим гаджетам, пожалуй, мне нужно больше читать книжек и играть с собакой». Ожидала позитивного рассказа о том, как мы победили трудности и как узнали о себе много нового.

– Это произошло?

– Нет. Зато у некоторых начались неврологические симптомы вроде шума в голове, тревожного состояния и т.д.

– И что же делать?

– В каком смысле? Я не знаю, что делать. Это наш мир, это наши дети. У меня нет никаких рецептов. Запретить гаджеты? Сейчас, приехали, как же.

– Не получится?

– Не получится, потому что это часть современного мира, мы не можем запретить мир.

– Может, нам этого не понять, потому что у каждого нового поколения повышается уровень комфорта? Мне, например, сложно обходиться без горячей воды, в отличие от моей прабабушки. У каждого нового поколения таких вещей всё больше и больше, это нормально?

– Я думаю, что если отнять какие-то базовые вещи комфорта, у вас не начнутся психопатологические реакции через восемь часов после отмены водопровода. Да, вам будет некомфортно, но это не приведет к учащению сердцебиения, согласитесь.

– Тогда это говорит о том, что проблема существует, проблема серьезная, проблема, которую нужно решать, видимо, с самого начала.

– Я думаю, что ее надо учитывать. Я не знаю, как ее решать. Мне кажется, что те, кто говорит, что знает, как ее решать, лукавят.

– Значит, современные дети не могут без гаджетов? Это основной вывод из эксперимента?

– Нет, первый вывод состоит в том, что люди боятся встречи с собой. Гаджеты – это следствие. Потому что, когда не было гаджетов, существовала целая прослойка людей, которые, приходя с работы домой, первым делом включали радио. Это не значит, что они хотели узнать последние новости. Им был нужен шумовой эффект. Поэтому мне кажется, что гаджетозависимость – не причина, а следствие.

Фото: aif.ru

Что делает психолог-консультант?

Если говорить о практике, то я работаю самым примитивным из всех возможных методов. Психологический факультет был для меня вторым высшим образованием, со мной учились уже взрослые люди, мой курс состоял из двух половин. Одна половина – это учителя, присланные из глубинки на переподготовку по психологии. Они приехали, потому что в то время вышел указ, что во всех школах должны быть психологи. А вторая часть – экстрасенсы. Они так и представлялись: «Я – Катя, экстрасенс». Большая часть уже практиковала как экстрасенсы, они пришли за дипломами. В этом светлом обществе я и получала второе высшее образование.

К концу обучения все хотели заниматься глубинной психологией. Они говорили: интересно только это, всё остальное – ерунда.

Анализ целей

Выпишите на отдельный лист, все, чего вы хотели бы добиться для ребенка при помощи образования. Только не фиксируйте абстрактные цели, вроде «хочу, чтобы ребенок был счастлив». Ставьте конкретные задачи

Быть может, вам важно развить у ребенка исследовательский интерес? Или умение работать самостоятельно? Может быть, принципиально научить ребенка добиваться поставленных целей, чего бы это ни стоило? Или вы просто хотите, чтобы ребенок был послушным и не доставлял вам хлопот? Не надо себя ограничивать и осуждать, пишите все!

Кстати, подобный список полезно (хотя бы с точки зрения детско-родительских коммуникаций) составить и ребенку. Он хочет играть в компьютерные игры 20 часов в день? Прекрасно, записываем! Не хочет, чтобы вы заставляли его делать уроки? Тоже записываем!

Но что делать, если вы сопоставили списки целей и выяснили, что они никак не сочетаются, а, напротив, стали источником бесконечных конфликтов? Тогда вам поможет интересная техника, которую Екатерина Мурашова, вспоминая правила детской дворовой игры, назвала «Два шага назад».

Кто-то из родителей не прав…

– Если у родителей разногласия в отношении одной и той же ситуации – один отругал ребенка за поступок, который другой считает нормальным?

– Озвучивайте свое мнение. Говорите, как чувствуете – что на ваш взгляд вины нет. Отдельно, не в присутствии ребенка, обсудите это с супругом. Ребенок живет в полярном мире. Если дома разрешено влезать ногами на стол, то в школе за то же самое получишь по полной программе. Когда мы гуляем с папой, мы всегда заходим в рюмочную, там папа покупает себе стакан водки, а мне – сухарики. Когда мы гуляем с мамой, мы никогда не заходим в рюмочную, мы всё время кормим уток. Так заведено, у мамы такая психотерапия.

– За то время, что вы работаете психологом, дети изменились?

– Да. Они стали более разными. Если, когда я была ребенком, все двенадцатилетние были приблизительно одинаковыми, с приблизительно одним набором знаний и навыков, то сейчас разброс в разы больше. Можно встретить двенадцатилетнего ребенка, с которым разговариваешь, как со взрослым человеком. Он мотивирован, представляет себе мир, как систему, видит свой маршрут, готов обсуждать. И можно встретить двенадцатилетнего, которому соску хочется предложить.

– Нет такого впечатления, что дети больше гаджетоориентированы?

– Да, есть, конечно. Но так развивается мир. Мы не можем сказать, что предыдущее поколение росло менее гаджетоориентированным, потому что гаджетов не было. Ни один родитель не хочет, чтобы его ребенок лег в матрицу. Ну так работайте над этим.

– А как?

– Закон Ломоносова – Лавуазье: где-то что-то прибавится – где-то что-то убавится. Я вижу родителей, которые живут в реальном мире, и им классно. И я вижу их друзей, которые тоже живут в реальном мире, и им классно. Есть шанс.

– Как можно попасть к вам на консультацию? И можно ли вообще?

– Можно. Я консультирую в 47-й детской поликлинике Санкт-Петербурга, больше нигде. Попасть очень трудно, потому что в основном принимаю тех, кто прикреплен к моей поликлинике. Примат у меня, конечно, – жители северо-запада, у которых нет никаких других психологов. Их я прошу записывать в первую очередь.

Москвичи в этом плане – совершенно счастливые люди, у вас психологов, как собак нерезаных, всегда можно найти специалиста, и тащиться из Москвы в Петербург на одну консультацию к женщине, чья книга вам понравилась – глупость. А как выбрать психолога – конечно, для Москвы очень серьезный вопрос.

– Как же искать хорошего психолога для ребенка?

– Решив обратиться к психологу, прежде всего нужно понимать, что приблизительно до одиннадцати лет все проблемы ребенка рассматриваются только в контексте семьи. От идеи отвести куда-нибудь четырехлетнего малыша, чтобы с ним поработал психолог, можно смело отказываться.

После одиннадцати могут появляться свои собственные проблемы, связанные со взаимодействием в социуме, имеющие уже довольно слабое отношение к семье. Но у большинства психотерапевтические возможности открываются еще года через полтора.

Хвалить или не хвалить?

– Конечно, хвалить.

– Хвалить: «Молодец!» – или: «Ты очень хорошо сейчас помыл всю эту посуду»?

– Хвалить, если вам что-то нравится. От себя и хвалить: «Боже, как мне нравится твой рисунок. Особенно меня прикололо это. Это что, швейная машинка или птичка? Птичка? В ней такая экспрессия, мне так в кайф». Делать это искренне. Без положительного подкрепления не будет развития.

– Как вы относитесь к идее такой похвалы, когда мы хвалим намеренно те качества, которые мы хотим видеть в ребенке? Например, нам хочется, чтобы ребенок рисовал или делился своими игрушками. И в тот самый момент, когда он вдруг внезапно поделился, мы говорим: «Ванечка, да ты просто как…» – и отмечаются те качества, которые нам нужны.

– Пожалуйста, только, опять же, искренне, через свои эмоции: «Ванечка, полтора года я потратила в песочнице на попытку заставить тебя поделиться хоть с кем-нибудь хоть чем-нибудь, и сейчас я увидела, как ты отдал Свете свой самосвал. Ванечка, сын мой, я горжусь тобой, ты растешь на глазах. Я обязательно расскажу сегодня об этом папе, бабушке и тете Свете, когда она к нам придет». Да, разумеется, то, что ребенку, допустим, не давалось, или то, что вы хотите в нем видеть, и вы замечаете движение в нужную сторону – подхватывайте обязательно.

– Время в песочнице, когда дети перерывают песок, а родители тут же сидят в мобильном телефоне, читают соцсети – не потрачено впустую? Не лучше пойти с ребенком уток покормить или поговорить с ним о жизни?

– А что мешает посидеть в песочнице, а потом пойти уток покормить, процитировать ребенку что-нибудь?

– Иногда кажется, что вот, ребенка сейчас никак не развиваю, он там сам по себе в песочнице, а я тут ерундой страдаю…

– Да ладно. Мы вообще в этой жизни в той или иной степени ждем, когда всё закончится. Можно подумать, что мы не сидим в песочнице. Сидим, как миленькие. Я только против того, чтобы в это время мама вместо занятий для себя искала в интернете, как бы еще развить ребенка. Чтобы она самореализацию помещала в ребенка.

– Почему это плохо?

– Потому что ситуация закольцовывается. Нет вектора развития. И очень большая опасность, что она скажет: «Я тебе всю жизнь отдала. В кинетический песок, который мне не сдался, с тобой играла». А он очень разумно ответит: «А я тебя просил?» Так произойдет, потому что ребенок – отдельная личность, и эта личность в какой-то момент обязательно перестанет удовлетворять ее желания.

Техника «Два шага назад»

Если ваши отношения с ребенком наткнулись на непреодолимое препятствие, и ваши представления о том, как нужно относиться, например, к учебе, различаются кардинально, то не делайте… ничего!

Ребенку нужно объяснить, что в течение трех недель вы проводите такой «научный эксперимент»

Важно, чтобы он понимал, что вы вместе выстраиваете новую коммуникационную стратегию

Разумеется, если у вас есть бесконфликтные сферы общения, нужно продолжать их поддерживать. Например, как поясняет Катерина Мурашова, если вы вместе следите за космической программой и ежедневно обсуждаете полет очередного вояджера к Юпитеру, вы, разумеется, не должны отказываться от этого удовольствия. Но все, что вызывает ваши конфликты и разногласия, нужно временно поставить на паузу. Часто среди таких вопросов оказывается выполнение домашних заданий и бытовые обязанности ребенка. Просто не делайте никаких замечаний, если в выходной день ребенок усаживается за компьютер прямо в пижаме, не заправив постель и не почистив зубы. Да, будет трудно! Но…

— По моим наблюдениям, учеба не падала. Обычно от отсутствия «наездов» ребенок получал такой позитивный заряд, что отметки оставались на том же уровне, а порой даже становились лучше! – отмечает Катерина Мурашова.

Через три недели нужно сесть вместе с ребенком и спокойно подвести итоги. Нужно оценить все сферы; не только учебу, но и отношения в семье, здоровье (ваше и ребенка).

— Я своими глазами видела, как за три недели исчезала экзема, проходили головные боли! – удивляется психолог.

По опыту Катерины Мурашовой, это помогает найти баланс в отношениях с детьми; вам – не скатиться до роли поучающего автомата, а ребенку – принять на себя часть ответственности за свои действия.

Надеемся, если вам не удалось побывать на выступлении Катерины Вадимовны, то эта статья помогла вам прийти к решению, как помочь ребенку получить образование, не жертвуя всем остальным!

21.09.2018
Подготовила Ирина Ильина
  
  о детях от 7 до 10 лет, Школа  Другие статьи автора

Переговоры с ребенком

Психолог Лоренц Колберг строил этапы развития ребенка на основании его нравственного развития. Детям предлагались условия задачи: есть один мальчик, которому запретили лазить в буфет за вареньем. Однажды, пока никто не видел, он решил достать варенье и случайно уронил чашку; она упала и разбилась. И есть другой мальчик, которого родители попросили отнести из кухни в столовую поднос с чашками. Когда он нес поднос, то случайно споткнулся и разбил все чашки. После чего был задан вопрос о том, какой мальчик, по их мнению, больше виноват. Дети возрастом до пяти лет отвечали, что второй, потому что он разбил больше чашек.

Когда вы договариваетесь с маленьким ребенком, нужно понимать, что вы пытаетесь договориться со структурой, существенно отличающейся от вас в интеллектуальном, психофизиологическом и морально-этическом плане. Иногда нужно сказать, что будет так, потому что вы старше и опытнее. Не стоит объяснять, как работает электрический ток, потому что ребенка это не волнует, он просто хочет засунуть пальцы в розетку. Начинать договариваться надо тогда, когда у ребенка сформируются представления о причинно-следственной связи и он начнет задавать вопрос «почему», на который вы обязаны будете ответить. Такое созревание обычно происходит после трех лет.

Игра в демократию

Вы видели утку с утятами, как они ходят: впереди идет мать, а за ней детеныши. Были ли когда-нибудь утята, которые уходили в другом направлении? Конечно, были, только они отсеялись естественным отбором. Их съели. В процессе эволюции с помощью естественного отбора выбирались детеныши, способные следовать за самкой, или за двумя родителями, если у вида воспитание осуществляется совместно. И вот ребенок попадает в мир, где ему говорят: «Ты равная мне личность». В таком мире он вынужден распоряжаться взрослыми людьми, а это ему не по силам. В результате мы вновь имеем невротизацию.

Зачастую «игра в демократию» уходит с корнями в детство родителей. У большинства из них были сложные отношения в семье, поэтому теперь они хотят стать «друзьями» со своими детьми. Как правило, это прихиппованная мать-одиночка с сыном, который согласен на все, лишь бы она его не трогала, а она пытается «быть хорошей матерью» и другом. Это единственный вариант демократического воспитания. В большой семье такая ситуация невозможна, потому что всегда кто-то будет выбиваться. Когда вы ведете себя как «большая утка», строите для ребенка мир, с его опасностями и «прекрасностями» — это и есть уважение и должное поведение по отношению к нему. Потому что он пришел в мир под ваше крыло, и должно пройти некоторое время, прежде чем он скажет, что уже вырос и ему самому пора становиться «взрослой уткой».

Литература

В круговерти взрослой жизни Екатерина Мурашова не забросила писательское поприще. За 30 лет издана россыпь книг, но автор до сих пор не считает себя писателем, относит литературу к увлекательному хобби. Часть произведений вышла под псевдонимом Наталия Домогатская.

Детский психолог Екатерина Мурашова

Когда девушке исполнилось 28 лет, опубликовали первую повесть «Талисман», которая вышла в составе сборника «Дружба». Затем потянулись и другие художественные произведения: как легкое чтиво, так и поднимающее острые проблемы общества.

Для детей писательница сочиняла приключенческие книги, для взрослых научно-популярные. Круг интересов автора коснулся и истории – в произведениях «Вещий Олег», «Афанасий Никитин: повесть о тверском купце», «Князь — чародей» занимательно рассказывает о судьбах великих соотечественников.

Книги Екатерины Мурашовой

Екатерина Витальевна примкнула к группе авторов проекта «Энциклопедия малыша», которая включила несколько серий разных направлений. Мурашова знакомила юных читателей с биографиями прославленных художников, при этом в доступной сказочной форме.

К началу нового тысячелетия Екатерина Мурашова начала писать книги по детской психологии, помогая родителям понять ребенка и найти пути выхода из трудных ситуаций воспитания. Эти литературные труды далеки от научных трактатов, женщина не дает заумных советов мамам и папам, ее книги представляют собой занимательное чтение, основанное на профессиональном опыте.

Писательница Екатерина Мурашова

Екатерина Вадимовна вошла в число создателей специфического жанра, который был еще не распространен в русской литературе – подарила читателям рассказы о простых буднях психотерапевта. Особую популярность снискали книги «Ваш непонятный ребенок», «Лечить или любить?», «Дети-тюфяки и дети-катастрофы», «Экзамен для родителей».

Екатерина Мурашова умеет разговаривать с читателем спокойным тоном, а главное — находить нужные слова. В «Маленьком письме к читателю о чем угодно» психолог подбадривает и дает совет на случай, когда опускаются руки:

В 2014 году творческую биографию Мурашовой украсила экранизации ее произведения. По мотивам повести «Класс коррекции» начинающий режиссер Иван Твердовский снял подростковую драму, где показал пронзительную первую любовь школьников и жестокость взрослеющих детей. В центре фильма инвалид-колясочница Лена Чехова, которую сыграла Мария Поезжаева.

Кадр из фиьма «Класс коррекции»

Российская кинокритика осталась в восторге от работы постановщика и литературного материала, для которого все детали автор взяла из реальной жизни, включая биографии героев. Фильм сорвал множество побед на различных кинофестивалях.

Однако до этого у повести была незавидная судьба. «Класс коррекции» настолько остро поднимал вопросы подростков, что издательства не решались выпустить произведение. Так рукопись и пылилась три года в столе у Екатерины Вадимовны.

Екатерина Мурашова

Впрочем, даже ненапечатанную повесть критики оценили. Мурашова в 2005 году отправляла «Класс коррекции» на Международный конкурс детской и юношеской литературы им. А. Н. Толстого и получила Вторую премию. А через год произведение отметили Национальной детской литературной премией «Заветная мечта». В 2007 году работу, наконец, опубликовали.

Популярный психолог Катерина Мурашова о самой актуальной родительской проблеме

«Есть два полярных мнения. Первое: с детьми надо делать уроки! Сейчас все так сложно, программа такая сложная, надо делать с ними уроки! С нами не сидели, а теперь со всеми все сидят еще и репетиторов нанимают! Вторая позиция: я выучилась сама и со мною все нормально. Что, мои дети глупее меня?»

Вчера в гимназии «Горностай» был аншлаг. Опоздавшие мамы и папы толпились в дверях, высматривая свободное местечко в переполненном актовом зале. Не удивительно: ведь в Новосибирск приехала популярная писательница, колумнистка, психолог Катерина МУРАШОВА. Тема выступления была самая острая: «Школа, уроки, быт». Как организовать жизнь семьи так, чтобы и уроки были сделаны, и психическое здоровье мамы не пострадало? Журналист Сибмамы побывала на встрече и узнала, что думает по этому поводу Катерина Вадимовна.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector